Top
белый кролик красный кролик

Свобода/несвобода: «Белый кролик красный кролик» на фестивале NET

1

14 декабря в рамках фестиваля NET в кинотеатре «Красный Октябрь» прошел спектакль по пьесе иранского драматурга Нассима Солейманпура «Белый кролик красный кролик». Исполнитель – актер Театра.Dос Алексей Юдников.

Нассим Солейманпур, автор пьесы, оказался в тяжелом положении. Драматург отказался служить в армии из-за пацифистских убеждений, поэтому его не выпускают из страны. Как сохранить свободу творчества и вдохновение? Он не растерялся и в 2010 году написал пьесу «Белый кролик красный кролик», над которой работал в течение 6 лет.

белый кролик красный кроликСо временем «Белый кролик красный кролик» превратился в настоящий флешмоб и вот уже 8 лет путешествует по миру. Среди актеров, исполнявших этот текст:Вупи Голдберг и Юлия АугСтивен Фрай и Алиса ГребенщиковаАнатолий Белый и Антон Красовский. Нассим видел исполнение «Кролика» на 12 языках, секретом успеха своей пьесы он считает, в первую очередь, структуру, благодаря которой можно легко и дешево сыграть спектакль, где угодно.

Несвободный формально Нассим ощущает себя полновластным хозяином в мире искусства и устанавливает жесткие рамки исполнения своей пьесы:

  1. Исполнитель = режиссер;
  2. сыграть пьесу можно только 1 раз;
  3. исполнитель впервые видит пьесу, когда выходит на сцену перед зрителем;
  4. комментировать, добавлять что-то от себя можно, но об этом нужно предупреждать прямо по ходу действия.

Автор на протяжении всей пьесы не просто рассказывает о себе, но и оставляет свои реальные координаты, любой желающий может продолжить с ним общение после увиденного.

Нассим Солейманпур: «В тексте “Кролика” я оставил свой email и попросил зрителей спектакля написать мне письмо или найти меня в Facebook. В то время я понятия не имел, что на меня буквально обрушится огромный поток писем, большинство из которых очень доброжелательны — от людей со всего мира! Это был потрясающий опыт. Бывало так, что эта пьеса игралась в один и тот же вечер в разных странах, и иногда на утро я обнаруживал 60–70 писем».

белый кролик красный кролик

Фото с показа в Испании, фестиваль SINGLOT

Присутствие драматурга среди собравшихся ощущается так остро, что актер и зрители вынуждены выполнять все его инструкции, какими бы абсурдными они ни были. И тут уже все присутствующие в зале (а не Нассим, заточенный в своем Иране) становятся максимально несвободными.

Драматург разговаривает с актером и со зрителем, постоянно вовлекает в действие, вызывает на сцену, вплоть до того, что финальную часть пьесы читает не актер, указанный в афише, а доброволец из зала.

В самом начале действия всех зрителей попросили рассчитаться по номерам, и все 187 человек не без скрипа это сделали. «Автор явно не без причуд, человек затейливый. Ну если будешь под домашним арестом столько сидеть…», — пытался разрядить атмосферу Алексей Юдников. Неловкость и непонимание прямо-таки висели в воздухе, как бы смешно ни шутил наш исполнитель.

белый кролик красный кролик

Исполнителю пьесы перед выходом на сцену дают коробочку, драматург, общаясь с актером и зрителем, сообщает, что там яд и фактически приказывает исполнителю выпить его. Постепенно всеобщий скепсис по этому поводу сменяется легким опасением и недоуменным вопросом: «там что, правда, яд?!».

Драматург так виртуозно преподносит нам все наши мысли и логические доводы, что все начали сомневаться, так ли безопасно для актера участие в этом проекте. И как бы ни пытался Алексей Юдников снизить градус напряжения: «возможно, это и есть моё актерское профессиональное самоубийство», сам пить из стакана не стал.

Действительно ли яд в этой коробочке? Нассим ответил: «А это важно?». И мы думаем, нет, не важно, ведь всё уже случилось, само сомнение в присутствии яда, малейшая вера в это уже сделали всё, что могла бы сделать и реальная отрава.

Российский зритель не привык к интерактивному театру и плохо понятной ему драматургии. Но, наверное, привыкнуть стоило бы, потому что сегодня живое общение и знакомства становятся всё более редкими, а здесь драматург прямо-таки заставляет людей взаимодействовать, да хотя бы просто посмотреть друг на друга. Ново, неприятно, неловко, но очень полезно.

На вопрос, того ли хотел от зрителя сам драматург, он ответил: «я думаю, в реальной жизни мы испытываем те же чувства». Действительно, то, что происходит на показе, вовлекает в действие, заставляет мыслить и ощущать непосредственно в момент представления.

P.S. Сегодня Нассим Солейманпур может беспрепятственно пересекать границу Ирана, но живет и работает он в Берлине, периодически навещая своих друзей и родных на родине.

Автор: Анастасия Баркова