Top
негосударственные театры

Своими силами: как живут негосударственные театры в России

0
Принято считать, что театр не может полноценно вести деятельность без финансирования государства. Однако создание и развитие частных театров — тенденция, на которую нужно обратить внимание. По данным проекта Яндекса «Я в театре», в Москве насчитывается около 250 негосударственных театров, часть из которых работают на своей площадке, а другие перемещаются с одной открытой сцены на другую. Мы поговорили с руководителями четырех негосударственных театральных проектов о том, как живут независимые коллективы, что ставят и зачем это нужно.

«Июльансамбль»: Алексей Никитин, директор

 

Театральная компания «Июльансамбль» — выпускники первого набора Мастерской Виктора Рыжакова в Школе-Студии МХАТ. Это артисты, которых мастер отбирал по всей территории России. География обширна – Москва, Нижний Новгород, Санкт-Петербург, Хабаровск, Иркутск, Калининград, даже Таллинн и Нью-Йорк. После выпуска артисты не нашли в себе сил расстаться, и мы создали Театр-проект, рассчитанный на 3 сезона. Почему три? Потому что это время, за которое можно доказать или не доказать творческую потенцию. Понять, нужно ли продолжать, или развиваться в другом направлении.

Название театра «Июльансамбль» состоит из двух важных для команды понятий. Июль – месяц, в котором начался их путь как студентов и месяц, когда они получили дипломы и создали театр. Июль – это месяц ровно посередине года, когда все цветет, когда начинается жизнь. Ансамбль – это то, без чего не может существовать любой коллектив, то, чему учились артисты с первого дня в Школе-студии, и то, что отличает их от других.

За 2,5 года существования мы выпустили 10 спектаклей, в Москве состоялось, как минимум, 130 показов. За это время мы провели 35 гастрольных выездовв более, чем 30 городов России и Европы, на гастролях сыграли в общей сложности более 60 спектаклей.

Наши спектакли увидели более 40 000 зрителей по всей стране.

Наш театр – негосударственный независимый проект, мы существуем на небольшие государственные дотации и на собственно заработанные средства. Это один из немногих удачных примеров существования театральной компании фактически на самоокупаемости.

В самом начале нам очень повезло, что нас принял под свое крыло Театральный центр имени Вс. Мейерхольда, мы стали официальными резидентами этого культурного пространства Москвы. В этом месте мы выпустили большинство наших спектаклей: «Современный концерт», «Лилиом», «БААЛ», «По-Чехову.Три сестры» и нашли своего зрителя. В начале второго театрального сезона мы приняли решение развивать присутствие на театральных площадках Москвы. Сейчас наши спектакли можно увидеть в Арт-кафе Театра имени Вахтангова (версия «Современного концерта»), в Театре «Практика» (спектакль «Несколько разговоров о»), в Театральном пространстве «Боярские палаты СТД РФ» (спектакль «Розенкранц и Гильденстерн»). В дальнейшем этот поиск продолжится, будем открывать новые и новые пространства.

Открытие театра – это наше желание, и мы не могли просить государство взять нас на полное обеспечение. Три года жизни нашего театра — выпущенные спектакли, участие в российских и международных фестивалях, огромное количество гастролей, доказывающих творческую состоятельность, — вероятно, сделают нас заметными для государства и поступят предложения, которые дадут нам возможность развиваться в новом ключе.

«Трикстер»: Мария Литвинова, директор и продюсер театра

 

Мы с Вячеславом Игнатовым познакомились в Театральной академии и начали работать, создавая студенческие спектакли. Один из них, «Сказка, которая не была написана», до сих пор идет в ЦДР. Мы с ним много гастролируем по России и Европе, сейчас, например, он на фестивале «Территория» на Сахалине.

Потом мы 10 лет работали в театре «Тень» и создавали свой театр по образу семейного театра. Но со временем, мы выросли из этой концепции. Сейчас Театр делает большие проекты, у нас отличная команда, которой мы гордимся. Сложности с финансированием возникают постоянно, думаю, тут я не скажу ничего нового. Даже государственные театры живут в условиях дефицита бюджета. Раньше мы делали спектакли на гранты, но сейчас мы зарабатываем достаточно, чтобы вкладывать свои деньги в новые постановки. У нас есть имя и «Золотые Маски», что позволяет привлечь спонсорские и партнерские ресурсы. Но мы все-таки больше сосредоточены на производстве и не занимаемся продажами билетов. Для этого нужны специальные люди, которых в нашей команде пока нет.

Мы продаем спектакли, а не билеты на них.

У нас хорошо складываются взаимоотношения с московскими государственными театрами, такими, как «Практика» и ЦДР, зритель в их зоне ответственности.

Мы живем только профессией, у нас есть не только частный театр «Трикстер», но и постановки в оперных и драматических театрах России, Германии и Англии. Конечно, частный театр должен быть бизнесом, а как иначе? Мы хотим зарабатывать только искусством. Мои коллеги из Лондона с трудом поверили, что мы живем только на то, что зарабатываем театром. Для них театр — хобби, а работа в офисе.

Несколько спектаклей мы выпустили при поддержке Департамента Культуры Москвы. Для независимого театра система грантов крайне важна, с чего-то надо стартовать. Но я убеждена в том, что частный театр может быть успешным, особенно в Москве. Да, тут огромная конкуренция, но тут и бесконечное число зрителей. Мы делаем не только спектакли, но и околотеатральные проекты. Например, в прошлом году, разработали проект театрального пространства для Политеха. Мы делаем большие праздники, которые по своему художественному уровню не уступают спектаклям, сотрудничаем со школами. Сейчас готовим проект городского театрального фестиваля. Проводим мастер-классы. Мечтаем снять кино. Этим и прекрасен формат независимого театра: мы можем меняться, ставить перед собой разные задачи, менять формат своих проектов и аудиторию. А если делать свою работу качественно и профессионально, то зрители, партнеры и заказчики найдутся.

«Трансформатор»: Всеволод Лисовский, комиссар и директор

Возникли мы два года назад, когда предприниматель Дмитрий Денин пришел в Театр doc. и предложил безвозмездно пользоваться большим помещением на Электрозаводе. А я как раз в то время думал, что для различных экспериментальных программ мне нужно отдельное пространство. И договорился с руководством театра DOC., чтобы это пространство отдали мне.

А потом проект стал развиваться, и стало понятно, что нужно отделяться. Нужно отдельное юридическое лицо, отдельная оргструктура. С театром DOC. мы не поссорились, просто мы занимаемся разными вещами. Настолько разными, что мы с ними даже не конкурируем, что только укрепляет дружбу.

Независимому коллективу жить сегодня в Москве очень тяжело. При нынешних арендных ставках собственная площадка — самоубийство. Приходится думать об окупаемости, а не об исследовательской работе. А без последнего, зачем тогда это все?

Без стабильной площадки не может быть стабильного прироста аудитории. Если описывать ситуацию в бизнес-плане, то она безнадёжная. Тем не менее мы барахтаемся, выпускаем спектакли, даже ухитряемся время от времени их показывать. Это заслуга нашей героической команды, которая практически безвозмездно тащит на себе этот воз. Однако ситуация, когда люди хорошо и много работают бесплатно, — ненормальная. Ее нужно менять. Знать бы ещё как.

Трансформатор — проект исследовательский. Он в принципе не может быть прибыльным. Самая нескромная мечта — покрывать расходы на 70%, а остальное получать грантами. Но до этого ещё очень далеко. Должен сказать, что на казённый кошт нас не тянет абсолютно. Происходит коллапс системы господдержки театра. Дело «Седьмой студии» — прекрасная тому иллюстрация. Учитывая то, что нынешние культурные власти лишены интеллектуального и организационного ресурса, трансформация этой системы во что-то разумное неизбежно закончится катастрофой. Так что, глядя на «жирующие» государственные театры, мы чувствуем то же, что чувствует эскимос, проплывающий на качке мимо «Титаника».

Театр миниатюр «Камин»: Владимир Бобор, руководитель

Обычно независимые театральные коллективы выходят из театральной мастерской одного вуза, но это не наш случай. Наш случай — когда встретились несколько театральных школ со всей страны, очень разных и противоположных. Все эти талантливые люди объединились под началом режиссера и художественного руководителя Театра — Андрея Анатольевича Гвоздкова. Синергия, которая происходит от слияния театральных школ, поражает и дает интересный результат.

Если ты делаешь что-то талантливо и со вкусом – зритель найдется. Конкуренция — повод повышать уровень профессионализма и делать своё дело качественно. Сложности с финансированием не возникает, потому что финансирования нет. Работа со зрителем, выстраивание теплых, дружеских отношений — крайне важно, потому что это единственный канал финансирования на сегодняшний день.

Не так просто договариваться о сотрудничестве с государственными театрами, у которых есть интересные нам площадки. Если ты, так сказать, no name и пришел с улицы, можешь работать с открытыми проектами. Их можно по пальцам пересчитать, но мы очень благодарны продюсерам и арт-директорам площадок, которые таким образом поддерживают независимые негосударственные коллективы.

Театр нельзя называть бизнесом. Тут очень сложно просчитывать сметы, бюджеты, планировать окупаемость, это большие риски для бизнеса. Мы стараемся найти баланс. Хочется, чтобы все артисты и работники театра получали достойную оплату труда, и мы будем это развивать. Юридически (да и фактически) Театр миниатюр «Камин» — некоммерческая организация, и вот в этом направлении третьего сектора экономики мы и будем двигаться.

Быть негосударственным театральным проектом – непринципиальная позиция, это просто желание заниматься своим делом. Мы знали, на что идем. Я не вижу противоречий между поддержкой государства или её отсутствием и не связываю этот вопрос с идеологией.

Негосударственный театральный проект — дополнение к общему театральному ландшафту страны, который формируется из государственных театров, – это правда. Если будет поддержка государства — мы будем ей рады, если нет, все равно будем делать этот проект привлекательным со всех точек зрения: и для зрителей, и для артистов, и для меценатов. А пока пользуемся теми возможностями, что есть: подаем заявки на гранты, выпускаем спектакли и ищем, где получить знания. Например, осенью мы были на Форуме театральных менеджеров, который организован при поддержке минкульта и СТД, а чем это не поддержка государства?


Текст: Ангелина Кравченко. Говорим огромное спасибо героям материала за то, что нашли время дать комментарий, благодарим за открытость!