Top

3 факта из истории театра России, изменившие мир

0

«RBTH» представляет три наиболее значительных вклада России в искусство театра: от пьес Антона Чехова до методик Константина Станиславского и «Театра гротеска» Всеволода Мейерхольда.

Пьесы Антона Павловича Чехова

Для первой четверти XX века чеховские произведения стали прорывом в мировой драматургии. Психологическая глубина сюжетов отличала их от традиционных пьес того времени. Особенность заключалась в том, что Чехов не показывал единственного истинного пути к пониманию героя. Вместо этого он привлекал внимание зрителей к изучению повседневного поведения персонажей и побуждал их сделать свои собственные выводы.

Его работы, наряду с произведениями Ибсена, Стриндберга и Шоу, легли в основу «Новой драмы», важной театральной тенденции на рубеже веков. Выдающиеся драматурги почитали Чехова как отца психологического театра. Например, Бернард Шоу назвал свою пьесу «Heartbreak House» (в переводе «Дом, где разбиваются сердца») «фантазией в русской манере по английским темам».

Теннесси Уильямс обожал «Чайку» и всю жизнь хотел поставить по ней свою интерпретацию. Эта пьеса, как «Три сестры» и «Вишневый сад», была переведена на более чем 80 языков и показывалась бесчисленное количество раз в Великобритании, Германии, Франции, Японии, США и других странах.

Актерские традиции Константина Станиславского и Михаила Чехова

Легендарное «Не верю!» Станиславского распространилось в глобальном театральном сообществе. Известного режиссера и сооснователя Московского художественного театра Станиславского знали как сурового учителя. Его система исполнительских техник заставляла актера «жить своей ролью». Станиславский обязывал своих учеников шаг за шагом разбираться в личности героя, находить сходство со своими чувствами, а затем воссоздавать их на сцене.

Спустя более 100 лет его методы по-прежнему преподаются в действующих школах. К слову, на них воспитывались кинозвезды — от Киры Найтли до Бенедикта Камбербэтча.

Михаил Александрович Чехов был учеником и последователем Станиславского, но, что важно, во многом он оспаривал методику «учителя». Чехов, например, предположил, что хороший спектакль требует отстранения. При изучении роли актёры, по его мнению, должны скрупулезно копировать персонажа, внимательно следить за действиями и проверять их на естественность, а не отождествлять себя с героем. Сегодня система Чехова соревнуется в популярности с системой Станиславского. Например, его подходу следуют Клинтон Иствуд и Джек Николсон, а в США существует даже ассоциация учителей, работающих по методике Чехова.

Театр гротеска и «биомеханики» Всеволода Мейерхольда

Всеволод Мейерхольд, в свою очередь, создал особый вид театра, который стал особенно популярен благодаря использованию в уличных спектаклях. Театр гротеска, как впоследствии его назвали, предполагал визуальное, яркое и физически сложное действие.

Он включал как танцевальные, так и цирковые движения и громоздкие конструктивистские проекты, которые собой очерчивали и создавали особое сценическое пространство. Одной из успешных работ режиссера была его футуристическая постановка «Мистерия-буфф» по одноименной пьесе Маяковского.

Мейерхольд разработал систему работы с актерами, так называемую «биомеханику», которая впоследствии попала в один из главных фокусов в драматургии Брехта. Ключевым элементом было пластическое развитие в роли. Сначала актеры овладевали жестами, присущими персонажу, благодаря чему достигалось психологическое сходство актера и персонажа.

Источник: https://www.rbth.com/arts/2015/03/27/3_russian_contributions_to_theater_that_changed_the_world_44807.html

Перевела: Вероника Петрухина