Top
site-specific

Please be more: о театрах «site-specific»

0

Этот термин сейчас используется для описания практически любого шоу, которое проходит не в специально построенном для этого здании. Но это не верно.

С тех пор, как существует театр (нет, и с тех пор, как люди занимаются стендапом), существуют и спектакли, проходящие не только в отведенных для этого помещениях. Начиная со средневековых торговцев, разыгрывающих смерть Христа на грязных телегах, ездивших по улицам Йорка, и до носящих очки авангардных артистов 60-х, толпящихся в темных душных книжных магазинах, никогда не было такого, чтобы театр происходил только в театре. Было бы честным сказать, что представление о зрителе, как о человеке, сидящем в специально предназначенной для спектакля комнате на красных вельветовых креслах, появилось сравнительно недавно.

Еще в начале 80-х термин ‘Site-specific theatre’ использовали несколько театральных группировок. Например, потрясающие Brith Gof, которые пытались таким образом объяснить свои перформативные практики и их отношения с окружающей средой. Изначально этот термин отсылал такому типу работы, который Wrights & Sights описали как «спектакль, вдохновленный одним пространством и специально для него созданный», гипотеза в том, что слои этого пространства должны аккуратно сниматься в течение представления и убирать эффект жульничества. Но к тому времени, как газеты начали использовать этот термин (в 90-е), его значение уже стало гораздо более неопределенным.

site-specific

Сегодня «site-specific» – это все, что происходит не в театре. Будь то автобусные туры по улицам Шеффилдапьесы Шекспира в заброшенных подвалах, танцевальные шоу по мотивам японских фильмов ужасов, два перформера, пересекающих колючую проволоку в Барбикане, или игра в альтернативную реальность прямо на улицах Сохо.

Все эти абсолютно разные, но блестящие шоу попадают под определение «site-specific. Это условное обозначение безжалостно связывает артистов, работающих в самых разных направлениях, и вмещает в себя бесконечный поток театральных форм, которые борются с традицией зрительного зала. Присвоив себе ярлыки, они, таким образом, становятся просто новомодными постановками, основанными на оппозиции (или как занимательное дополнение) к «нормальному» театру.

И так как это понимание «site-specific» распространяется всё больше, реальное значение этого понятия становится всё более расплывчатым. На сегодняшний день существуют «site-specific» постановки, например, Дидоны, королевы Карфагена в Кенсингтонском дворце, или «Взорванные» Сары Кейн в отеле Лидса, или спектакль бразильской Grupo XIX de Teatro’s Hysteria в большом холле больницы Святого Барта.

site-specific

Ни один из этих спектаклей не использует термин «site-specific» в его реальном значении. Два из них – это репрезентации уже существующих постановок, (что, возможно, стоит назвать «театром универсального пространства»), а «Взорванные» – это полное извращение основ «site-specific»: пространством становится очень буквальная киношная локация, ведь именно в ней, по сюжету Кейн, происходит действие пьесы.

В любом случае, эти постановки, несмотря на их достоинства, заимствовали атмосферу и эстетику «site-specific» сравнительно поверхностно и неорганично. В худшем случае, они подпитали домыслы тех, кто считает, что «site-specific» – это просто хитренькая постановка «нормального» театра для дешевого щекотания нервов.

Я беспокоюсь, что традиционный театр просто воспроизводит себя, переодеваясь в радикальные одежды и выдавая себя за другого. Тем временем подлинные эксперименты с пространством остаются в бедственном положении и в относительной тишине.

Оригинал: https://www.theguardian.com/stage/theatreblog/2008/feb/06/sitespecifictheatrepleasebe
Перевод: Анастасия Баркова