Top
Театр.doc

Актёры «без корочки»: Театр.Doc

Театр.Doc вырос из любви и желания творить: в 2002 году муж, жена и ее сын от первого брака открыли первый и до сих пор единственный в своем роде российский документальный театр. Это были Михаил Угаров, Елена Гремина и Александр Родионов.

Исключительность этого театра не только в документальном характере постановок и остросоциальных, политических темах. Мы заметили, что именно в Доке (по сравнению с остальными театрами Москвы такого уровня) работает наибольшее количество людей без профильного образования.

Варвара Фаэр, режиссер Дока, считает, что «это миф, что молодые и талантливые нуждаются главным образом в деньгах. В первую очередь они нуждаются в поощрении своих способностей. Да — задиристости! Да — талантливому хулиганству! Да — разрушению табу!».

Михаил Юрьевич Угаров жил по тому же принципу. И использовал любой шанс: поступил актером в Кировский ТЮЗ без нужного образования, в 1993 блеснул на «Любимовке», а через несколько лет в ЦДР, создал Док. Затем организовал «Дебют-центр» в Центральном Доме Актера (???), сам стал одним из организаторов «Любимовки» и худруком ЦДР.

Михаил Угаров

В его собственном театре много дебютантов/людей из провинции, но с горящими глазами и свежими идеями. Знакомство с Михаилом Юрьевичем открывало людям дорогу в искусство. Кому-то было достаточно школы документального театра и кино, которую он организовал совместно с Мариной Разбежкиной, кому-то — Московской Школы нового кино, где он преподавал вместе с Юрием Муравицким. А кто-то просто пришел в Антишколу, а потом попал в репертуарный спектакль (через некоторое время после выпуска Угаров снова собрал ребят второй Антишколы, потому что их истории вдохновили его на создание спектакля «Я – вещь», который был снят с репертуара только в этом июне).

Сам Угаров, кстати, даже диплома о высшем образовании не имел — его отчислили с 4-го курса Лита им. Горького.

Вот самые яркие люди «без корочки», которые раскрылись в Доке:

Всеволод Лисовский

Что такое вербатим

Это имя сегодня знает каждый поклонник актуального театра. Его «Молчания…» и «Неявные воздействия» заставляют по-новому взглянуть не только на театр, но и на жизнь в целом. Собственно, и «театром» эти вещи называть готов не каждый. Да и какая, в общем-то, разница: спектакль ли это, перформанс или просто показ? В первую очередь, это особенно важный сегодня призыв к коммуникации (в разных ее формах), объединению и творчеству.

Лисовский, человек с немного невнятной странноватой манерой речи, выражает себя и чувствует так тонко и точно, как, возможно, классическое образование помешало бы выражаться и чувствовать. Он называет себя «варваром». Он так спокойно и уверенно говорит своё «да хрен его знает», что невольно им восхищаешься. В нем чувствуется огромная свобода и непосредственность, в которые невозможно не влюбиться.

Он ничего из себя не строит, да и зритель как будто его не слишком заботит, он просто и талантливо познает этот мир, дарит нам куда больше, чем получает сам.

Марина Клещева

Марина Клещёва — русский брильянт, талант от «кишок», уникальная судьба
Кирилл Серебренников

Марина Клещева

До того, как стать штатной актрисой Дока, она уже сыграла главные мужские роли в «Короле Лире», «Мнимом большом» и «Федоте-стрельце», но не где-нибудь, а на зоне, в местном театре, в котором буквально жила со дня его основания. (Марина отсидела 2 срока, в общей сложности, 11 лет. Вот хорошее интервью с ней).

Сегодня ее «Лир-клещ» и «Для танго двое не нужны» — абсолютные хиты в Доке, а сама Марина играет в спектакле Юлии Ауг «Эльза» в театре на Таганке и снялась в 4 фильмах, один из которых — «Ученик» Серебренникова. Она воплощает ту ценную и такую редкую в Москве самобытность и, опять же, открытость и честность. Это сама жизнь, с ее страданиями, радостями и потерями.

Вот отзывы зрителей после просмотра спектаклей с ее участием: «был разочарован только тем, что спектакль короткий»; «колоритная дама со своим искренним обаянием»; «хотелось еще, и еще, и еще!».

Театр.doc

Слоган Дока: «театр, в котором не играют». Им просто нельзя играть, нельзя ни на йоту допустить неправду при таких живых и пульсирующих текстах, с которыми они работают.

Юрий Муравицкий на занятиях в третьей антишколе сказал, что сегодня классическое театральное образование не то, что не помогает, но даже мешает создавать современный театр, актерам трудно приспособиться к новым задачам и методам, им приходится болезненно переучиваться в процессе работы. Он предлагает альтернативу тем, кому все-таки хотелось бы поучиться, в виде курсов у конкретных мастеров, делающих новый театр уже сегодня (его курс в Московской Школе нового кино, конечно, служил примером его речи).

Несмотря на то, что театр остался без своих основателей, надеемся, что ни проблемы с помещениемни задержания актеров, поддерживающих Олега Сенцовани визиты полиции во время слишком уж политических спектаклей не собьют Док с пути, намеченного Михаилом Угаровым.

Текст: Анастасия Баркова