Центр Мейерхольда: история трансформации | ОколоТеатр
Наверх
Центр Мейерхольда: история трансформации

Центр Мейерхольда: история трансформации

Сильный и независимый государственный театр

В 80-е Валерий Фокин побывал на стройке нового театрального центра итальянского мэтра Джорджо Стрелера и очень вдохновился. Заманчивая идея: построить большое здание, сдавать в нем большую часть помещений и содержать театр на эти деньги.

Так и сделали – в 1991 открыли Центр имени Мейерхольда. Театр занимает только 1\6 пространства, зато самоокупается и не зависит от государства (на остальной территории сегодня расположились Газпромбанк, Новотел, офис Мегафона).

ЦИМ

«Театр не должен стоять с протянутой рукой», — говорил Фокин перед открытием Центра. ЦИМ с самого начала позиционировал себя не как репертуарный театр, а как лаборатория для «профессионалов, у которых пока еще есть вопросы к жизни». Территория экспериментов. Штат театра состоит из команды менеджеров и технических работников, все остальные – приглашенные специалисты для определенной постановки.

К сожалению, принципа свободного театра придерживались недолго: в 1999 театр перешел под опеку государства. Несмотря на это, в своих многочисленных интервью Фокин говорит, что гордится «свободой» ЦИМа в настоящее время. Более того, он резко высказывается об авангардных режиссерах, которых спонсирует государство:

Меня всегда раздражало, когда человек говорит, какой он смелый, но это не мешает ему брать у властей деньги

Учредителем ЦИМа является город Москва, она выделяет основную сумму на хозяйственные и художественные нужды, а театр выполняет госзаказ и предоставляет отчетность. Вроде, такое положение дел не должно влиять на художественную составляющую спектаклей, так живут почти все театры нашей страны, но ясно же, что все спокойно, пока это не противоречит интересам и вкусам чиновников и православных активистов.

ЦИМ

Зачем тогда это подчеркивание своей независимости? Один из основных принципов ЦИМа (свобода за счет самоокупаемости) был явно забыт. Сразу вспоминается спектакль «Тараканище» с Толоконниковой в главной роли, который так и не вышел.

Во время создания ЦИМа планов развития и новаторских идей было множество, но воплотились не все. Например:

  • Преподавать режиссуру по Мейерхольду. Интерес к биомеханике сегодня нельзя назвать высоким, Валерий Фокин при создании Центра видел в свою задачу в том, чтобы возродить его. Действительно, до 2013 один из главных специалистов по биомеханике Алексей Левинский вел занятия в ЦИМе, но, с уходом Валерия Владимировича (с 2013 он остался только президентом ЦИМа, посвятив себя Александринке и отдав пост худрука Рыжакову), они прекратились.
  • Показывать спектакли время от времени, а в свободные вечера организовывать лекции, мастер-классы, выставки, видеопросмотры. Подобные мероприятия проводятся на территории ЦИМа только во время фестивалей, спектакли идут каждый день.

Зато принцип открытости и тяга к экспериментам продолжают оставаться основополагающими в политике театра.

А сегодня?

Пускай с момента основания Центра им. Мейерхольда изменились и худрук и экономическая основа, ЦИМ радует зрителей бесконечными премьерами и открывает театральному сообществу новые лица и имена. На этой площадке, несмотря ни на что, главенствуют творческая свобода и эксперимент, а постановки подчиняются идее Мейерхольда, который считал, что «настоящий спектакль — это тот, который раскалывает публику на две части. Одна половина свистит, а другая — в восторге».

А с таким образованным и благородным руководителем, как Виктор Рыжаков, можно не беспокоиться:

— Чего никогда не допустите на сцене ЦИМ?
— Зла, пошлости, продажности. Того, что может оскорблять достоинство человека — человека другой веры, национальности, ориентации. Хотя сейчас все оскорбляться рады.

ЦИМ

Текст: Анастасия Баркова